?

Log in

О трамваях.

Сейчас берега Казанки соединяет мост, по которому, как рассказывают, за двадцать минут можно легко добраться из района, где я жила, до самого центра, где находилось и находится музыкальное училище. Тогда же путь на учёбу был долгий, в объезд - или справа, на двух автобусах, или слева, на двух трамваях. Ежеутренняя дилемма - как ехать? Где мне сегодня повезёт? Придёт ли автобус, в который мне удастся втиснуться, или всё же пойти на трамвай в надежде, что по пути не будет поломок, и я не опоздаю на урок?
Иногда первый урок отменялся, и можно было по-королевски поехать в не переполненном транспорте. При условии, что он придёт. Можно было раскрыть тетрадь с конспектами, ноты, записи, перечитывать, повторять, заучивать, пытаться вникать, запоминать, прочувствовать. Или наблюдать за пассажирами.
Я помню эту картинку, словно это случилось совсем недавно. Read more...Collapse )

О воспоминаниях.

Вытаскиваю воспоминания из своей больной памяти - осторожно, аккуратно, словно из костра достаю начинающее тлеть полено: нажал чуть сильнее, дёрнул слишком резко - и оно осыпается, искрится, и соединяются безвозвратно с пламенем его остатки, и никто уже не вспомнит, что это за полено было и откуда оно взялось. Read more...Collapse )

О дожде.

Дождь в конце мая - под завязочку, в догоночку, пальчиком по плечу - "сюрприз!". Разрезает воздух, прибивает шум и суету к земле, втаптывает духоту и децибелы в асфальт - неглубоко, не надолго, но достаточно для того, чтобы с первым же вздохом вобрать в себя всю свежесть, аромат, букет его запаха и почувствовать, как сонные воспоминания начинают ворочаться, толкаться и зудить. И уже нет покоя. И нет никакой возможности хоть на минуту задержаться в помещении и остаться по ту сторону разреза. Шагаешь в этот дождь - без зонта, открыто, обнажённо - как в другой мир, в иное измерение, потому что нельзя упустить. Не схватишь - останешься без чуда. В своём душном шумном мире, в котором есть лишь воспоминания о том, как прохладные капли касаются кожи.

"פורים שפיל לעולם!"

  "פורים שפיל לעולם!"
29.03.16
"הבימה 4"

О загадке.

Вот раньше у женщин было больше загадок. Закружится девица в каком-нибудь полонезе, подол юбки с широкими оборками заиграет и - ах! - обнажит - как неприлично! - трогательную щиколотку, невинную и беззащитную. И всё, пропал гусар. Уже думает, к какому полку приписать своего первенца. Не то чтобы сейчас набор волнующих мужское воображение мест у нас как-то изменился, просто их доступность стала абсолютно досягаемой на глаз да и на ощупь, тем самым сократив объём вздохо-трепета в несколько раз. Эротико-феминистская революция освободила нас не только от корсетов, но и от рудиментарного девичьего стыда, призванного поражать нас всякий раз, когда бретелька слетает с дерзкого плеча или верхняя пуговица на блузке предательски расстёгивается в неподходящий момент.
Так что у нас осталось? Сначала мне подумалось, что можно ещё делать ставки на татуировку где-нибудь в районе ягодиц, пирсинг на сосках или на интимную причёску. Но даже самый неопытный юноша, когда добирается в первый раз до всех этих сокровищ (частично сомнительных, на мой взгляд), теоретически уже знаком со всеми вариантами, любезно предоставленными ему интернетом. Более того, ещё, наверное, и сравнивать осмеливается - вот у Саши Грей оно так, а у этой чё-та похуже. К тому же, сейчас у женщин нет проблем рассказать на ранних стадиях знакомства, что просторы её попы бороздит лихой дельфинчик. Хотя, не знаю. У меня там никакой рыбы нет. У меня там мой любимый целлюлит.
В общем, самое интимное, что сейчас есть у женщины, что надёжно скрыто от взоров похотливых мужчин, это её почерк. На каком этапе отношений есть шанс с ним познакомиться? Только разве попросить начертать пару фраз на салфетке с логотипом кафе, в котором вы сидите. Салфетку бережно свернуть, спрятать в потайной карман, отнести графологу, узнать от него, что обладательница сего почерка станет вам прекрасной женой и любящей матерью, и начинать думать про полк для первенца.
Когда-то давно я много переписывалась с друзьями со всего Советского Союза. Удивлялась, когда почерк абсолютно не подходил человеку - например, у мальчиков-плохишей буквы выходили идеально ровными и красивыми, а девочек-отличниц - нелепыми и несимметричными. Но он всегда был неотъемлемой частью образа, одной из его характеристик. Встречались почерки гладкие, причёсанные, чистые; были и витиеватые, с претензией, самолюбивые; иногда попадались несуразные, стыдливые, агрессивные. И если я помню человека, то помню и его почерк. Кстати, у меня он, в отличии от всего остального, красивый.

О "Блуждающих звёздах".

Нотный магазин располагался на ул. Пушкина, прямо напротив остановки трамвая, и был таким же неотъемлемым элементом ансамбля центральной площади города как оперный театр, концертный зал консерватории, Дом офицеров, здание обкома и памятник Ленину. Он располагался не совсем на площади, но для меня он всегда был её частью. Мне сказали, что его там уже нет, и я не хочу об этом даже думать. Я часто туда заходила - в ожидании трамвая или просто в перерыве между парами.Read more...Collapse )